Пешеходные туры, охота и рыбалка на Курильских островах. ООО «Курилы-тур»
Главная Курильские острова Туры Экспедиции


Время поколений

Пропавшие и затоптанные

(размышления о Курильском десанте)

9 августа 1945 года СССР, верный своему союзническому долгу, вступил в войну с Японией. В тот же день вся территория Камчатской области была переведена на военное положение.

Японский удар ожидался с Курильских островов. Там были сосредоточены более 80 тысяч вражеских солдат и офицеров. Только на одном о.Шумшу, самом ближайшем к Камчатке, находились: бригада пехотной дивизии, полк ПВО, крепостной артиллерийский полк, 60 танков. Вместе с войсками соседнего о.Парамушир численность противника доходила до 23 тысяч. На этих двух островах располагались 6 из 9 курильских военных аэродромов.
Японцы всячески совершенствовали противодесантную оборону. С помощью военнопленных (преимущественно китайских) вся береговая линия покрылась густой сетью огневых позиций, дотов, дзотов, противотанковых рвов, траншей и окопов. Самые мощные укрепления были возведены на о.Шумшу, отделенном от нашего полуострова 12-километровым Первым Курильским проливом: около 60 дотов и дзотов, почти 100 орудий различного калибра, свыше 310 тяжелых и легких пулеметов. Расположение этих огневых точек позволяло им на берегу и в глубине обороны вести перекрестный огонь по всем направлениям. Что касается жилых помещений, госпиталей, узлов связи, электростанций, складов продовольствия и боеприпасов, то они находились в подземельях, глубиной до 50 метров.

В ночь на 15 августа главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке маршал Советского Союза А.М. Василевский отдал приказ о подготовке и проведении Курильской десантной операции. Руководил ею командующий Камчатским оборонительным районом генерал-майор А.Р. Гнечко.

17 августа 1945 года десант вышел из Авачинской губы и взял курс на Шумшу. Состоял он из военных кораблей и гражданских судов «Волхов», «Максим Горький», «Пугачев», «Чапаев», «Коккинаки», «Урицкий», «Дальневосточник» и др. АКО и морское пароходство передали в подчинение военным также катера, кунгасы, самоходные баржи. На одной из таких барж и совершил свой геройский подвиг 26-летний старшина-механик Василий Сигов. Без сна и отдыха, раненый в руку и голову, под шквальным огнем противника он перевозил на берег о.Шумшу, где шли бои, вооружение для десантников.

В составе десанта были 8.824 человека, 95 орудий, 123 миномета, 120 тяжелых и 372 легких пулемета. Караван судов замыкал пароход «Менжинский» – плавучий госпиталь.

Без достижения скрытности высадка десанта могла обернуться поражением. Плененный японский генерал Цуцуми-Фусаки спрашивал А.Р. Гнечко: «Откуда вы взялись?». И не верил, что из Петропавловска. «У нас там отлично поставлена разведка. Таких сил у вас не было. Сколько вы высадили в первом броске войск?». Гнечко ответил: 3 тысячи, увеличив численность вдвое. Цуцуми-Фусаки смял в руке головной убор, ударил им об пол и заплакал: «Я же мог вас уничтожить!».

…Десант подошел к Шумшу 18 августа, в 4.20 утра. В. Акшинский в книге «Курильский десант» писал: «Десантники знали, что из-за отлогого дна, песчаных отмелей и из-за перегрузки не все десантные суда смогут подойти близко к берегу, придется добираться до него вплавь, с расстояния 100 и более метров. Но они были готовы ко всему, их вдохновлял боевой порыв».

А теперь откроем Книгу памяти Камчатской области, 1995 года издания, и посчитаем число утонувших при высадке, памятуя, что далеко не все учтены, и многие, по всей видимости, причислены к «без вести пропавшим» или обозначены как погибшие 18 августа, без указания обстоятельств. Их 63. Участник десанта камчатец А.Е. Бертрам, с которым мне спустя 35 лет довелось побывать на месте высадки, с горечью говорил о товарищах, не достигших берега. Порыв-то порывом, но, когда ты экипирован по-боевому и у тебя – ручной пулемет, доплыть до берега под шквальным огнем противника шансов мало, даже если хорошо плаваешь. А ведь не все, особенно молодые бойцы (все учтенные утонувшие при высадке 1926-1927 г. р.), умели плавать.

Передовым отрядом десантников командовал майор П.И. Шутов. Рядовой А.Е. Бертрам рассказывал мне на о.Шумшу: «Зацепили мы лошадьми нашу пушку и выбрались на берег. Разворачиваем орудие… А в это время уже горят 16 танков, подбитых группой Шутова. Там идет бой! Я призывался с автоматной ротой. Из 115 осталось только 5 живых. Очень жалко друзей, которые погибли. Лучшие погибают, у них больше чувства любви к Родине, они проявляют себя более ярко. Ширманов, Кривошеин – какой прекрасный человек! Погиб».

Георгий Ширманов есть в Книге памяти 1995 года. Войдет он и в переиздаваемую ныне краевую Книгу памяти погибших во Вторую мировую войну. А что делать с Кривошеиным? Его нет в списках потерь. И вообще – известна только фамилия бойца. Тогда, в 1980-м, я не догадался спросить Альберта Евгеньевича имя и отчество погибшего, а сегодня уже не спросишь: моего знакомого десантника нет…

Большая просьба к читателям: сообщите, если что-либо знаете о Кривошеине, в редакцию «Старшего поколения» или мне, как председателю редколлегии переиздаваемой Книги памяти. И не только о Кривошеине - о других камчатцах, павших на войне с немцами и японцами, но не вошедших в Книгу памяти 1995 года.

…Бои за овладение Шумшу и Парамуширом продолжались 5 суток. Они носили кровавый и ожесточенный характер, особенно при штурме высоты 171-й, где старшина 1-й статьи Николай Вилков и краснофлотец Петр Ильичев повторили бессмертный подвиг А. Матросова. Храбрость и отвагу проявил офицер управления стрелковой дивизии старший лейтенант Степан Савушкин: он по собственной инициативе возглавил группу бойцов, повел их на штурм высоты, выбил противника с занимаемого рубежа, однако сам при этом был смертельно ранен.

У отца художника Анатолия Винокурова Федора Федоровича на Шумшу погибли два брата - родной и двоюродный - Прокопий и Леонид. Один убит в бою, другой «пропал без вести». «Без вести пропавших» камчатцев во Второй мировой войне 820. Сейчас уже ясно, что почти все они погибли, но в боевых условиях просто не были «задокументированы». И в свое суровое время подозревались в добровольной сдаче в плен или, хуже того, в переходе на сторону врага. Только вот на Шумшу никто в плен не сдавался и не перебегал - это совершенно точно. Так что придется если не всех «без вести пропавших», то «курильчан» обязательно переводить в категорию погибших – этого требует историческая справедливость.

Вернемся, однако, к событиям 18-23 августа, на о.Шумшу. В конце 1940-х годов Ф.Ф. Винокуров вспоминал: «Мне, местному жителю Камчатки, впервые тогда пришлось встретиться с врагом. К тому времени я хорошо владел оружием, умел метко стрелять, потому что с малолетства охотился на медведей и других зверей. «Так действуй и в бою!» - сказал мне командир. Когда появились японские танки, рядом со мной были 4 солдата из нашей роты. В поединке с танками все мои товарищи погибли, а я был ранен в руку и ногу. Раны оказались легкими. Я перевязал раны и присоединился к другому подразделению, где командовал лейтенант Тулупов. Мы брали одну из высот. Дело было к вечеру. С криком «Ура!» шли в атаку, поднимаясь по склонам. Между камнями я заметил каску. Это был японский снайпер. Он непрерывно бил по нашему правому флангу. Долго не раздумывая, я прилег и с одного выстрела всадил пулю в каску. Каска исчезла, и выстрелы снайпера прекратились. Вечером высота была занята. Всю ночь мы копали окопы. На рассвете я пошел разыскивать своих погибших братьев и завернул в то место, где увидел каску японского снайпера. Там лежал самурай с пробитым черепом, а возле него – снайперская винтовка. Я подумал: «Это тебе за братьев. Кровь за кровь!».

…По сведениям Центрального военно-морского архива, потери японских военных на Шумшу и Парамушире составили 1.018 человек, советских (убитыми и ранеными) – 1.567. Согласно данным облвоенкомата, на 1 января 1994 года, камчатцы заплатили за освобождение этих двух исконно русских островов 292 жизнями. Большинство погибших погребены на о.Шумшу; 6 воинов были захоронены на Петропавловском городском кладбище, на 4 км; 4 из них – рядовой Алексей Бархотов, старший сержант Андрей Беломестной, старший краснофлотец Александр Дорота и краснофлотец Николай Трещеткин – умерли от ран в госпиталях. Тела 2 воинов – младшего сержанта Матвея Лобко и лейтенанта Ивана Мухина, погибших 21 августа, - привезли с Шумшу. К настоящему времени уцелела лишь могила А. Дороты - и то благодаря исключительно добротному стальному надгробию, сооруженному товарищами по оружию, по-видимому, тогда же, в 1945 году. Братской могилы, где покоился М. Лобко, не существует.

Что это означает? Скорее всего, «благодарные потомки» либо снесли захоронения фронтовиков, возводя очередную многоэтажку, либо, торя кратчайший путь к шоссе через кладбище, затоптали их. Причем, возможно, не испытывая особых угрызений совести: ведь городские коммунистические власти давно были обуреваемы идеей (а в начале 1980-х даже составили соответствующий документ) разбить на кладбище парк отдыха трудящихся. Очень уж мешал печальный могильный вид посреди Петропавловска тогдашнему «отцу» города. И для начала обсадили территорию кладбища оградой-деревцами, чтобы за ними потом, когда закипит работа, не слишком бросалось в глаза с шоссе явное варварство и паскудство. Но смена руководства города и перестройка помешали «реконструкции». В этом году по Петропавловску вдруг поползли слухи, будто у мэра-коммуниста 1980-х годов возникли влиятельные последователи. Маловероятно...
Однако если это правда, я думаю, что мы, старожилы города, в силах остановить их. Потому как абсурдность сего плана (помимо морального аспекта) очевидна.

Это такой же абсурд, как разговоры о ненужности Курильского десанта по причине того, что японцы и так - без боя - в конце концов бы сдались. Из чего вытекает: наши отцы и деды проливали кровь на островах зря. Говоря так, забывают, что США были готовы опередить наших военных, и тогда в 12 км от СССР (в данном случае – от Камчатки) появилась бы американская военная база. Внешняя политика этой страны (в августе1945-го – единственной обладательницы атомного оружия) с тех пор не изменилась. Недавние события на Кавказе – тому подтверждение. На ум невольно приходят слова русского императора Александра III о том, что у России в мире нет друзей, у нее только два друга: армия и флот.

Валентин ПУСТОВИТ, историк

© 2005-2013 «Камчатско-Курильские экспедиции»

Погода в Камчатском крае    Сопровождение сайта "Студия 41 регион" Rambler's Top100

Экстремальный портал VVV.RU ПКПортал - Камчатка